Сочинения по картинам русских классиков на rus.fizolimpiada.ru

Сочинение по картине
Врубеля "Царевна Лебедь"






Сочинение по картине Врубеля "Царевна Лебедь"

Сочинение по картине   М. Врубеля "Царевна Лебедь".
Михаил Александрович Врубель - знаменитый русский художник конца 19 - начала 20 века. Его произведения - это воплощение в живописи образов русских народных сказок, былин, легенд. Не стала исключением и картина "Царевна-Лебедь". Героиня сказки А.С.Пушкина, девушка-лебедь из русского фольклора послужили прообразом для создания полотна.
Картина удивительна. В ней нет движения. Все замерло в каком-то тревожном ожидании: то ли сгущающиеся сумерки несут в себе тревогу, то ли расставание с прекрасной девушкой, которая вот-вот растает в ночной темноте, уплывая в неведомую даль. Взгляд Царевны-Лебеди - это прощальный взгляд. Ее огромные глаза полны грусти и доброты. О чем грустит прекрасная царевна? Об уходящем дне? Или о предстоящей разлуке? Или ее тревожит что-то неведомое, надвигающееся в сумерках ночи?
Темнота вокруг Царевны-Лебеди сгущается. И лишь она сама, ее белоснежное одеяние, фата и корона-кокошник сверкают в лучах заходящего солнца. Все сверкает перламутром. Таинственным мерцанием светятся драгоценные камни на ее украшениях. Перламутровый блеск и на лице девушки. Ее одежда-крылья почти сливаются с проблесками вечерней зари там вдалеке, куда вскоре устремится прекрасная Лебедь. Вокруг плещется море. Плеск волн зрительно ощутим. Царевна-Лебедь возникла из воды, ее крылья распластаны над водной гладью, почти растворяясь в ней.
Врубель создал образ, который стал символом девичьей красоты и величия, таинственной прелести героинь русских сказок, помощниц и заступниц, мастериц и рукодельниц, которые беззаветно любят все окружающее.

Сочинение по картине М. Врубеля "Царевна Лебедь".
В конце 1890-х годов с Частной оперой Саввы Мамонтова, где пела Н. Забела, жена Врубеля, активно сотрудничал Н. Римский-Корсаков. Одна за другой на сцене театра были поставлены его произведения "Садко", "Царская невеста", "Сказка о царе Салтане". Н. Забела выступала в заглавных ролях и вскоре стала любимой певицей композитора. Врубель не был в стороне от всего этого, привлеченный Мамонтовым к постановкам в качестве театрального художника. Врубели и Римский-Корсаков подружились.
Эта пронзительная картина - плод их дружбы. Н. Забела снискала большой успех в роли Царевны-Лебеди в спектакле "Сказка о царе Салтане". Ее фотоизображение в театральном костюме, подаренное композитору, подтолкнуло Врубеля к созданию этого полотна. Несмотря на то, что в произведении звучит очевидное театральное эхо, художнику удалось создать проникновенный музыкальный образ хрупкого и нездешнего существа, заброшенного в наш мир. Многие критики отмечали саму "нематериальность" живописной материи, каким-то чудом выраженную художником.
Великий русский художник Врубель Михаил Александрович, творивший в конце девятнадцатого - начале двадцатого веков, очень часто делал героями своих картин персонажей известных русских народных сказок и других фольклорных произведений. Моя любимая картина Врубеля - "Царевна-Лебедь", образ которой художник перенёс из известной сказки Александра Сергеевича Пушкина.
Эта картина необычайна, она поражает своей естественностью. Всё как будто замерло на этой картине, ожидая чего-то великого, необычного, нового. В картине "Царевна-Лебедь" чувствуется какая-то скрытая тревога, которая заставляет смотреть на картину без доли равнодушия. Картина настолько жива, что складывается впечатление будто бы прекрасная девушка, изображённая на ней, вот-вот исчезнет. В глазах Царевны-Лебедь затаилась печаль, заставляющая включить воображение и задуматься, откуда она, о чём грустит, что произошло?
На фоне надвигающейся темноты Царевна-Лебедь выглядит прекрасно, в своём белоснежном одеянии. Рядом с ней бушует море, и зритель картины Врубеля сам невольно начинает ощущать шум морских волн.
Михаилу Врубелю удалось написать необычайную, удивительную картину "Царевна-Лебедь". Девушка, изображённая на полотне - это образ красоты, таинственности и величия героинь русского фольклора.

Описание картины "Царевна Лебедь".
Очень часто Врубель находил вдохновение в национальном фольклоре, в русском былинном эпосе. Опираясь на былину, легенду или миф, художник создавал свои собственные образы, свой красочный и напряженный поэтический мир, который полон таинственности и красоты. Герои этого сказочного мира, подвержены человеческим страданиям и земной тоски. Создать образ "царевны-лебеди", Врубеля подтолкнул образ, который создала на сцене в опере Римского-Корсакова, его муза и певица, Надежда Забела. После выступления Забелы в роли "царевны-лебедя" была выпущена открытка, которая и явилась толчком к написанию картины. Все очарование родного края, нежная и гордая душа мифической девушки-птицы, находит место на картине. Твердость и верность настоящей любви, тайные чары колдовства, вечная и могущественная сила добра, все вписалось в этот чудесный образ, отличающийся особой величавостью и красотой. Такое впечатление, что художник рассказывает зрителям о невероятном своем сновидении. Врубель описывал картину - " крылья девушки, это родная почва и жизнь. Сколько красоты на Руси и трудно сказать, что стоит во главе этой красоты". Это показывает, насколько Врубель любил свой народ, отчизну и красоту.
Композиция картины построена таким образом, что у зрителя появляется ощущение, будто он заглянул в сказочный мир, в котором видит волшебную девушку-птицу, которая вот-вот исчезнет. Радужными красками переливается на белоснежном оперении девушки последние лучи солнца. Мерцает голубые, бирюзовые изумрудные самоцветы узорчатого кокошника. Теплые, огромные и белоснежные крылья излучают жемчужный, перламутровый свет. За спиной царевны - лебедь, мы слышим шум волнующего моря, волны которого бьются о скалы чудо - острова. Вдалеке у самого морского горизонта лучи солнца проникли сквозь сизые тучи и зажгли вечернюю зарю. Сказочную атмосферу, которая ощущается в каждом моменте картины, создает трепет зари, мерцание драгоценных камней и жемчугов, блики пламени. Ощущение невероятной благости разлито в холсте. Только плеск волн и шорох крыльев в состоянии нарушить безмолвие, но в этом молчании, много скрытой песенности. На картине вы не увидите ни жестов, ни действия. Царит полный покой, все как - будто заколдовано. Катина "Царевна - лебедь" пожалуй, один из самых задушевных и пленительных женских образов, которые создал художник.

Врубель. "Царевна Лебедь".
Источник своего вдохновения Михаил Александрович Врубель находил в русском былинном эпосе, национальной фольклорной традиции. Опираясь на миф, легенду, былину, художник не иллюстрировал их, но создавал свой собственный поэтический мир, красочный и напряженный, полный торжествующей красоты и вместе с тем тревожной таинственности, мир сказочных героев с их земною тоской и человеческим страданием.
Надежда Ивановна Забела, известная певица и муза художника, внесла во внутренний мир Врубеля не только обаяние женской прелести. В его сердце еще больше вошла музыка. Искусство Врубеля и творчество Забелы были нерушимо связаны между собой незримыми, но прочными нитями. Дарование Забелы формировалось при самом непосредственном участии Врубеля.
Надежда Ивановна создала незабываемый образ Царевны-Лебеди в опере Римского-Корсакова "Сказка о царе Салтане". Знаком этого успеха послужила и открытка, выпущенная после бенефиса, - фотография Забелы в роли Царевны-Лебеди. Эта открытка, по-видимому, и явилась толчком к появлению нового произведения Врубеля - картины "Царевна-Лебедь".
Истинная музыкальность - в самой живописи, в том, как мерцают и переливаются воздушные, невесомые краски на первом плане, в тончайших градациях серо-розового, в поистине нематериальной живописной материи полотна, "превращающейся", тающей. Вся томительная, печальная красота образа выражена в этой особенной живописной материи.
Очарование родной природы, гордая и нежная душевность сказочной девушки-птицы. Тайные чары все же покоренного злого колдовства. Верность и твердость истинной любви. Могущество и вечная сила добра. Все эти черты соединены в чудесный образ, дивный своей немеркнущей свежестью и той особенной величавой красотою, свойственной народным сказам.
Глубокий смысл заложен в этих двух словах. Очарование родной природы, гордая и нежная душевность сказочной девушки-птицы. Верность и твердость истинной любви. Могущество и вечная сила добра. Рассказать об этом мог только великий художник, постигший прелесть Руси.
.В самую глубину вашей души заглядывают широко открытые чарующие очи царевны. Она словно все видит. И сегодня, и завтра. Поэтому, может быть, так печально и чуть-чуть удивленно приподняты соболиные брови, сомкнуты губы. Кажется, она готова что-то сказать, но молчит. Мерцают бирюзовые, голубые, изумрудные самоцветные камни узорчатого венца-кокошника. Перламутровый, жемчужный свет излучают огромные белоснежные, но теплые крылья.
За спиной Царевны-Лебедь волнуется море. Мы почти слышим мерный шум прибоя о скалы чудо-острова, сияющего багровыми, алыми волшебными огнями.
Невероятная благость разлита в холсте. Может, порою только легкий шорох крыльев да плеск волн нарушают безмолвие. Царит покой. Все как будто заколдовано. Но вы слышите, слышите биение сердца русской сказки, вы пленены взором царевны и готовы бесконечно глядеть в ее печальные добрые очи, любоваться ее обаятельным милым лицом, прекрасным и загадочным.
Художник пленил нас магией своей волшебной музы. И мы на миг оказываемся в неведомом царстве грез. Живописец-чародей усиливает в сердцах наших чувство веры в добро, в прекрасное.

Картина "Царевна-Лебедь".
Силу богатырского эпоса Врубель чувствовал, но, вероятно, ему ближе были образы более хрупкие и лирические, "тающие и ускользающие", подобные тем, что создавала на сцене его жена. Большая вереница сказочных произведений венчается двумя знаменитыми картинами, которые непременно вспоминаются каждому, кто хоть сколько-нибудь знает живопись Врубеля: "Пан", написанная в 1899-м, и, наконец, в завершение -
"Царевна-Лебедь" в 1900 году.
О достоинствах "Царевны-Лебедь" высказываются разные суждения - не все согласны считать ее шедевром. В ней нет той безмятежности, которая так трогательна в "Морской Царевне" - в сказочный мир вдруг вкрадывается тревога, вещие предчувствия. А. П. Иванов говорил об этой картине: "Не сама ли то Дева-Обида, что, по слову древней поэмы, "плещет лебедиными крылами на синем море" перед днями великих бедствий?"
Да, врубелевская Царевна-Лебедь скорее ведет свое происхождение от Девы-Обиды "Слова о полку Игореве", чем от героини пушкинской "Сказки о царе Салтане" или оперы Римского-Корсакова на этот сюжет. У Пушкина и Римского-Корсакова она дневная, светлая. Царевич Гвидон спас ее от злого коршуна, она становится женой Гвидона и все устраивает к общему счастью. На картине Врубеля загадочная птица с ликом девы едва ли станет женой человека, и благополучия не обещает ее томный прощальный взор, ее жест руки, предостерегающий, призывающий к молчанию. Настроение картины тревожное: сгущаются синие сумерки, видна багряная полоса заката и какие-то недобрые красные огни вдалеке - не такие, как в ясном городе Леденец. Царевна не приближается - она уплывает во тьму и только в последний раз обернулась, чтобы сделать свой странный знак предостережения.
Необыкновенно красиво ее лицо - действительно, "красота неописанная" сказочных царевен, и ее волшебно-мерцающее оперение, дымчатое, отливающее розовым, и воздушная фата, и жемчуга кокошника, и блистающие драгоценные перстни. Все даже "слишком красиво" - может быть, потому эта картина и не всем теперь нравится. Ее упрекают в театральности. Но, думается, она не более и не менее театральна, чем другие фантастические картины Врубеля: в его "волшебном театре" "Царевна-Лебедь", пожалуй, представляет кульминацию, увенчание и конец сказочной темы. Никаких прямых связей со сценической трактовкой "Царя Салтана" в картине нет, и сама царевна даже не похожа на Н. И. Забелу - совсем другое лицо, в отличие от "Морской Царевны", где портретное сходство несомненно. Н. А. Прахов находил в лице Царевны-Лебеди сходство с его сестрой, Е. А. Праховой. Вероятнее всего, Врубель придумал лик Царевны, в котором отдаленно отразились и слились черты и его жены, и дочери когда-то любимой им женщины, а может быть, и еще чьи-то.
Картину "Царевна-Лебедь" особенно любил Александр Блок. Фотография с нее всегда висела у него в кабинете в Шахматове. Ею навеяно большое стихотворение с подзаголовком "Врубелю". Каких-либо прямых "иллюстративных" перепевов врубелевских образов в нем нет - поэтические представления возникают ассоциативно, внушаются, будятся картиной, ее переливами и вспышками красок, ее атмосферой неясных пророчеств, прощания с былым, предчувствия нового...
Дали слепы, дни безгневны,
Сомкнуты уста.
В непробудном сне царевны,
Синева пуста.
Были дни - над теремами
Пламенел закат.
Нежно белыми словами
Кликал брата брат...
Видится волшебный всадник:
Белый конь, как цвет вишневый...
Блещут стремена...
На кафтан его парчовый
Пролилась весна.
Пролилась - он сгинет в тучах,
Вспыхнет за холмом...
Предчувствуются смятения:
Будут вёсны в вечной смене
И падений гнет.
Вихрь, исполненный видений,
- Голубиный лет...
Что мгновенные бессилья?
Время - легкий дым...
Мы опять расплещем крылья,
Снова отлетим!
И опять, в безумной смене
Рассекая твердь,
Встретим новый вихрь видений,
Встретим жизнь и смерть!
Это писал еще юный Блок, автор "Стихов о Прекрасной Даме" и "Нечаянной радости"; писал, стоя на распутье, прощаясь с мистическими идиллиями своей молодости. "С Врубелем я связан жизненно", -
скажет он позже.
Врубель ничего об этом не знал - не знал ни Блока, ни вообще молодую русскую поэзию; он любил Римского-Корсакова, Тургенева, Чехова, Ибсена, у него был свой "вихрь, исполненный видений", и свои прощания. "Царевной-Лебедь" он прощался с "безгневностью", бестревожностью русского эпоса - прекрасная царевна уплывала, кончалась сказка, и снова настойчиво звал Демон, тот "монументальный Демон", который был отложен на будущее.


          |   Все сочинения школьной программы по картине







Copyright © All rights reserved