Сочинения по картинам русских классиков на rus.fizolimpiada.ru

Сочинение по картине
Рокотова "Портрет А. П. Струйской"






Сочинение по картине Рокотова "Портрет А. П. Струйской"

Сочинение по картине   Ф. Рокотова "Портрет А. П. Струйской".
Ф. Рокотов - знаменитый русский художник, автор многих известных портретов. Но самым известным творением мастера является картина "Портрет А.П. Струйской". На ней изображена молодая девушка, Александра Петровна Струйская. Когда Рокотов писал этот портрет, А.П. Струйской было 18 лет. Ее считали одной из самых красивых женщин. И портрет тому подтверждение.
Молодое лицо, освещенное ярким светом. Высокий гладкий лоб, тонкие брови, красивый нос, немного пухлые губы. Но больше всего поражают на портрете глаза. Их взгляд направлен в никуда. Юная женщина погружена в раздумья. Создается впечатление, что она ушла в себя. Глаза блестят то ли от яркого света, то ли от непролитых слез. На щеках играет легкий румянец. Она вся полна загадки.
Ф. Рокотов не использует ярких красок. Краски незаметно переходят в переливы света и наоборот. От этого вокруг девушки витает как бы легкая дымка, что еще больше придает образу загадочности и глубины. Ее осанка полна грации. В легком повороте головы в округлой покатости плеч столько внутреннего достоинства. А в выражении ее лица, в плотно сжатых губах есть что-то наивно-детское.
Эта девственно чистая красота вызывала восхищение мужчин. Знаменитый поэт Н.Заболоцкий, вдохновленный портретом, написал прекрасное стихотворение, которое так и назвал "Протрет". В нем есть такие строчки:
Ее глаза - как два тумана, Полуулыбка, полуплач, Ее глаза - как два обмана, Покрытых мглою неудач.
Прекрасные глаза, которые мерцают из глубины души. Прекрасный образ, созданный кистью знаменитого художника.

Сочинение по картине Ф.С. Рокотова "Портрет А.П. Струйской".
Соединенье двух загадок,
Полувосторг, полуиспуг,
Безумной нежности припадок,
Предвосхищенъе смертных мук.
Н. Заболоцкий.
Ф.С. Рокотов - один из лучших русских портретистов 18 века. Его судьба окружена ореолом загадки и романтической тайны. Впрочем, и многие портреты этого художника овеяны дымкой нежной романтики, какой-то почти священной тайны. Наверное, можно сказать, что именно романтизм и загадочность являются яркими чертами творческой манеры Ф. Рокотова.
"Портрет А.П. Струйской" (1772) - один из лучших женских портретов художника. На нем запечатлена восемнадцатилетняя супруга пензенского помещика Н. Е. Струйского. Известно, что Александра Петровна была его второй женой. Струйский обожал свою супругу, посвящал ей множество стихов, у них родилось восемнадцать детей.
Глядя на портрет Александры Петровны, понимаешь, почему эта прелестная молодая женщина вызывала такой восторг не только у своего мужа, но и у всех окружающих. Рокотов представил ее как воплощение всех лучших женских качеств, олицетворение самой Женственности.
Несомненно - Струйская красива. Но, на мой взгляд, гораздо больше ей подходит определение "прелестна". Она прелестна очарованием молодости, свежести, нежности. Прекрасная кожа, как бы светящаяся изнутри, подкрашена "тонким", нежным румянцем. Правильный овал лица и красивая длинная шея подчеркнуты высокой прической, в которую убраны густые пепельные волосы. Небольшие пухлые губки, мягкие черты лица подчеркивают нежность и женственность модели Рокотова.
Красивая зона декольте, плечи и грудь, обрамленные тонкой, воздушной тканью платья, также подчеркивают это. А спокойная и, в то же время, полная чувства собственного достоинства поза девушки говорит о не только ее уверенности в себе, но и о легкости и изящности всей фигуры Струйской.
Но самое прекрасное и яркое в облике этой женщины, то, что с первого взгляда притягивает внимание и не отпускает, - это глаза Александры Петровны. По цвету это самый темный элемент всей картины. Практически черные, глаза - самые живые "детали" картины. С одной стороны, они наполнены глубокой мыслью, а с другой - непроизвольным женским кокетством, искрящиеся жизнью, молодостью, радостью.
Многие исследователи творчества Рокотова отмечают, что взгляд Струйской на портрете как бы направлен внутрь, молодая женщина задумалась о чем-то важном для нее, очень значимом. Именно этот взгляд одухотворяет все лицо Александры Петровны, делает его особенно прекрасным, отражает богатый духовный мир этой женщины, ее глубокий ум.
Цветовая палитра портрета, на первый взгляд, небогата. Основу ее составляют различные оттенки серого цвета, на заднем плане переходящие в темные, практически черные, тона. Эти темные краски неким ореолом окружают голову Александры Петровны, рисуя вокруг нее своеобразный нимб, позволяющий сделать акцент на лице героини - самой важной детали портрета. Далее, спускаясь ниже, цвета бледнеют, превращаются в более нежные, пепельно-серые.
Такое распределение цвета, на мой взгляд, не только придает образу героини обаяние нежности и женственности, но делает ее образ романтично-загадочным. Кажется, что эта молодая женщина появилась из какого-то потустороннего мира. Кто она? Может быть, сам ангел, призванный нести добро и свет людям? Думаю, что именно так этот портрет воспринимали современники Рокотова, несомненно, что именно так к Александре Петровне относился ее муж.
Известно, что судьба А.П. Струйской сложилась весьма благополучно. Правда, она намного пережила своего мужа, однако была счастлива в детях и многочисленных внуках. Александру Петровну всегда окружали интересные люди, добрые друзья. Имея общительный и доброжелательный нрав, Струйская всегда притягивала к себе хороших людей.
Кроме того, в жизни Александра Петровна была весьма практичной и рассудительной особой. Она успешно управляла своим поместьем, сохранила и преумножила богатство мужа.
Интересно, что существует еще один портрет Струйской. На нем она запечатлена в весьма почтенном возрасте, уже пожилой женщиной. Исследователи отмечают, что на этом портрете изображена совершенно другая женщина - лицо ее безжизненно и "пусто". Возможно, художник не был столь талантлив, как Ф. Рокотов. Возможно, кардинально изменилась модель. А возможно, что портрет 1772 года отражает мечту Рокотова, некий идеал, черты которого он увидел в Струйской, но многое дорисовал, опираясь на свои фантазии, свои мечты.
Как бы там ни было, "Портрет А.П. Струйской", выполненный Ф. Рокотовым, является одним из лучших женских портретов 18 века. Его модель стала воплощением женского очарования, неким идеалом, которым любовались и вдохновлялись не только современники художника, но и его потомки.

Ф.Рокотов "Портрет А.П.Струйской".
Любите живопись, поэты
Лишь ей, единственной, дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.
Ее глаза - как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза - как два обмана,
Покрытых мглою неудач.
Александра Петровна Струйская вдохновляла не только поэтов своего времени. Спустя два столетия после ее смерти, Николай Заболоцкий, вглядываясь в портрет работы знаменитого Рокотова, писал:
...Ты помнишь, как "из тьмы былого,
Едва закутана в атлас,
С nopтpeтa Рокотова снова
Смотрела Струйская на нас?
Она как будто призвана была быть вечной музой поэта. В своем XVIII веке она пленила загадочной внешностью еще одного из них - своего мужа.
Николай Еремеевич Струйский, богатый пензенский помещик, преданно и отнюдь не взаимно любил поэзию. К несчастью, его слава, как поэта, не пережила его. Но, как все пииты, он был немного не от мира сего: устроил себе кабинет на самом верху огромного дома-дворца и назвал его Парнасом, все дни просиживал там, писал вычурные стихи, спускаясь оттуда на грешную землю часто лишь для того, чтобы отдать их печатать. При этом среди своих соседей прослыл он чудаком и оригиналом. "Всё обращение его было дико, а одевание странно", - писал его друг. Наверное, нелегко приходилось его красавице-жене: одержимый поэзией, он жил в каком-то другом измерении. Но союз их был счастливым.
Они поженились с Александрой Петровной в 1772 году. До этого, поэт уже был женат на своей ровеснице Олимпиаде Балбековой, они обвенчались в 1768 году и жили в Москве, но через год она умерла от родов, и в своих воспоминаниях о первой жене Струйский писал:
" Не знающу любви я научал любить!
Твоей мне нежности нельзя по смерть забыть!"
Безутешный вдовец, потерявший еще и дочек-близняшек, уехал в свое поместье Рузаевку и стал жить затворником. И вот однажды там произошла встреча-видение...
Юная Александра Петровна Озерова, дочь помещика Нижнеломовского уезда Пензенской губернии Озерова, была родственницей любимца Павла I, влиятельного графа П.Х.Обольянинова, женатого на ее кузине.
Когда Александра Петровна вышла замуж за Струйского, ей было семнадцать или восемнадцать лет. Вскоре после свадьбы супруги совершили путешествие в Москву, где Николай Ереемевич заказал своему старому доброму приятелю, художнику Рокотову, их фамильные портреты.
Два портрета молодоженов вошли в золотой фонд русской живописи.
Художнику удалось передать романтичность и порывистость поэтической натуры "странного барина". "Мерцающие краски, размытые контуры лица, горящие глаза - все это делает образ Струйского экзальтированным и несколько таинственным", - пишет искусствовед.
Но еще более загадочен и таинственен портрет юной Александры. Изящный овал лица, тонкие летящие брови, легкий румянец на щеках и такие задумчивые, выразительные глаза, чуть-чуть грустные, едва замечающие окружающее, а скорее, всматривающиеся куда-то вдаль, или внутрь себя, или в будущее.
Художник Рокотов, о котором Струйский, едва ли не единственный, оставил подобие воспоминаний и которого Николай Еремеевич весьма высоко ценил , согревался душой в этой семье, которая часто наезжала в Москву и приглашала любимого художника.
Сохранилась легенда о любви Рокотова к Струйской, видимо, навеянная особым тоном очарования и удачей таланта художника, создавшего ее портрет. Вряд ли это было на самом деле так, хотя, конечно, Александра Петровна не могла оставить равнодушным ничье сердце.
Сам Струйский так описывал свою возлюбленную в одном из множества стихотворений, посвященных ей:
Когда б здесь кто очей твоих прелестных стоил,
Давно б внутрь сердца он тебе сей храм построил,
И в жертву б он себя к тебе и сердце б нес.
Достойна ты себя, Сапфира!.. и небес.
Почтить твои красы, как смертный, я немею,
Теряюсь я в тебе?.. тобой я пламенею.
("Элегия к Сапфире")
Хозяйство не досаждало, ее окружала атмосфера творчества и красоты. Дом, в котором они жили, был возведен по рисункам самого Растрелли. В столетнем саду, окружавшем его, можно было гулять по аллеям, по берегам проточных прудов или забрести в замысловатый кустарниковый лабиринт, мечтая, взирать на окружающую красоту... А потом к чаю спускался поэт и читал восторженные стихи.
До наших дней дошла одна из книг Струйского - "Еротоиды. Анакреонтические оды". Все "оды" в ней переполнены объяснениями в любви к той, которая звалась в стихах Сапфирой, а в жизни - Александрой, любимой женой.
В доме была прекрасная библиотека из авторов отечественных и заграничных, Струйский с молодости собирал ее и был тонким книжным ценителем, а затем к ним прибавились и роскошные книги, изданные в его собственной типографии.
Была в доме картинная галерея составленная в соответствии со вкусами того времени и вкусами хозяина.
Потомки поэта вспоминали, что у Струйских "везде висели фамильные портреты: в углублении большой гостиной, над диваном, портрет самого Николая Еремеевича, а рядом, тоже в позолоченной раме, портрет Александры Петровны Струйской, тогда еще молодой и красивой" "в картинной галерее были известные художники русской и иностранной школы." Была и еще одна тайна в фамильных портретах, она лишь недавно раскрыта искусствоведами. В доме хранился портрет молодого человека с нежными чертами лица, пышным галстуком и накидкой, драпирующей фигуру. На обороте портрета была загадочная зашифрованная надпись.
Александра Петровна Струйская пережила своего мужа-поэта на 43 года. Он часто бывал вспыльчив, но скорее пoэтически, нежели как самодур.
Его друг И.М. Долгоруков по доброму вспоминал его "со всеми его восторгами и в пиитическом исступлении".
Николай Еремеевич создал вокруг своей возлюбленной необычную для того времени атмосферу поклонения, восторга и творчества, духовного тепла и созидания. Oн оставил после себя на многие годы освященный своей любовью воздух усадьбы Рузаевка, где выросли еще многие поколения дворян, сохранив в ней дыхание муз, среди них был поэт А. Полежаев. Он оставил своим наследникам главное богатство - блаженство творчества и красоты
Александра Петровна подарила мужу восемнадцать сыновей и дочерей, из которых четверо были близнецами и десять умерли в младенчестве. Но всю оставшуюся жизнь ее согревал пламень поэтического вдохновения мужа.
А. П. Струйская была бабушкой поэта А.И.Полежаева - внебрачного ребенка ее сына Леонтия. Из всей семьи Струйских только у нее поэт находил ласку и заботу. До самой смерти, в 1838 году, Полежаев переписывался с Александрой Петровной и посылал ей свои стихи.
Посетившая ее в 1836 году Н.А.Тучкова-Огарева пишет о том приятном впечатлении, которое произвела на нее Александра Петровна.
Ей было восемьдесят шесть лет, когда она тихо покинула этот мир. А для нас она так и осталась той прекрасной, в легкой дымке загадки и очарования, немного грустной и едва улыбающейся молодой женщиной с портрета Рокотова.
Наверное, это была одна из самых красивых женщин "безумного осьмнадцатого столетья"...

Женские портреты эпохи Ренессанса в России.
Галерея женских портретов с комментариями в стихах и прозе открыта на основании собрания на сайте Эпоха Возрождения и новых поступлений. Женский портрет - явление совсем иного рода, чем мужской портрет, который, за редким исключением, изображает лицо как данность с определенными чертами, чем и исчерпывается его смысл и значение.
Женский портрет, даже фотография, за внешними чертами заключает сокровенное, по сути, тайну любви и женской прелести. Разумеется, речь прежде всего об исключительных произведениях искусства и женщинах. Но, поскольку типов женской красоты немного, то портреты женщин известных художников подчас весьма узнаваемы, словно из наших знакомых и близких, что всегда удивительно.
Ф.С.Рокотов. Портрет А.П.Струйской (1772).
Любите живопись, поэты!
Лишь ей, единственной, дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.
Ты помнишь, как из тьмы былого,
Едва закутана в атлас,
С портрета Рокотова снова
Смотрела Струйская на нас?
Ее глаза - как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза - как два обмана,
Покрытых мглою неудач.
Соединенье двух загадок,
Полувосторг, полуиспуг,
Безумной нежности припадок,
Предвосхищенье смертных мук.
Когда потемки наступают
И приближается гроза,
Со дна души моей мерцают
Ее прекрасные глаза.
1953
Для своего времени это стихотворение могло показаться неожиданно новым, а для кого-то это обращение к старинному портрету эстетством, между тем уже само школьное образование охватывало историю развития русского искусства в целом, с чем мне несказанно повезло. Но интеллигенция по инерции воображала себя в чем-то ущемленной, все более увлекаясь инакомыслием, до полного краха в 90-е.
А.П.Струйская на портрете Рокотова предстает в моих глазах без исторической патины, во всей свежести и чистоте облика юной женщины, только-только вышедшей замуж и, надо думать, по любви, как М.А.Дьякова, портрет которой оставил нам Д.Г.Левицкий.
Это была русская женщина новой эпохи, ныне осознанной как ренессансной: она образованна и свободна в своем выборе, она выходит замуж не просто за соседа-дворянина, а поэта, который к свадьбе заказывает ее портрет известному в Москве художнику, возможно, знаком с ним. Как сложится ее жизнь, это еще никому неизвестно.
Тех скудных сведений о модели Рокотова, какие дошли до нас, слишком мало, чтобы рефлексировать, как автор вышеприведенного стихотворения. Если поэт Струйский отличался замашками крепостника по отношению к своим крестьянам, то Александра Петровна предстает, помимо ее безусловной красоты, исполненной достоинства и доброжелательности, что и имеет в виду биограф поэта, подчеркивая свою признательность ей.
Несомненно она была украшением и приветливой хозяйкой в кружке, в котором, помимо всего, устраивались и маскарады, с участием Рокотова, который написал, кроме портрета и Струйского, портрет женщины в мужском костюме. Возможно, это еще один портрет А.П.Струйской в более зрелом возрасте. ("Русский портрет второй половины XVIII века").
Нежна, пленительно прекрасна,
До грусти, отнюдь не напрасной;
Все хорошо лишь в мире чистых грез,
А в жизни - счастье с пеленою слез.
Любви ли иль свободы ради,
Вступай в игру, как в маскараде.
Меж нами нет минувших сотен лет.
В шестнадцать ты вступаешь в свет
В роскошном платье по последней моде,
Проста, серьезна по природе.
Все кажется, сейчас заговорит,
Поднявшись, платьем зашуршит,
С улыбкой, полной восхищенья,
Предмет любви и вдохновенья.


          |   Все сочинения школьной программы по картине




Найти сочинение на тему, по произведению, по картине:


Copyright © All rights reserved